Маркс и Энгельс о языке

Материал из LingvoWiki

Версия от 16:09, 1 апреля 2010; Bhudh (Обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Основоположники научного коммунизма обосновали материалистическое учение о языке как общественном явлении и практическом сознании, поставили и разрешили ряд фундаментальных вопросов происхождения и функционирования человеческого языка в его связи с обществом, с сознанием, а также развития отдельных индоевропейских языков нового времени в их истории. Учение К. Маркса и Ф. Энгельса о языке, развитое В. И. Лениным (см. Ленин В. И. о языке), заложило методологические основы марксистского языкознания (см. Методология в языкознании, Философские проблемы языкознания).

Маркс и Энгельс не раз подчеркивали одинаковую древность языка и сознания.

« Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми. »
Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 29; далее всюду ссылки на это издание

В отличие от Г. В. Ф. Гегеля и его последователей, обособлявших язык и сознание от общества, от практической, действительной жизни, Маркс и Энгельс подчеркивали, что язык существует только в обществе. Язык не врожденное, биологическое явление, не принадлежность отдельного человека: «…ни мысль, ни язык, — писали Маркс и Энгельс, — не образуют сами по себе особого царства… они — только проявления действительной жизни» (т. 3, с. 449).

Происхождение человеческого языка Энгельс рассматривал во взаимодействии с формированием человека как общественного существа в процессе общественно-производственной деятельности. Он подчеркивал, что «объяснение возникновения языка из процесса труда и вместе с трудом является единственно правильным» (т. 20, с. 489). Потребность общения, возникшая только в обществе, является основной причиной возникновения языка как средства общения и практического сознания.

Поскольку сознание «с самого начала есть общественный продукт и остается им, пока вообще существуют люди» (т. 3, с. 29), практическая активная деятельность является основой возникновения сознания, а также закрепления его результатов в названиях. Люди начинают с того, что овладевают предметами внешнего мира.

« Благодаря повторению этого процесса способность этих предметов „удовлетворять потребности“ людей запечатлевается в их мозгу, люди… научаются и „теоретически“ отличать внешние предметы, служащие удовлетворению их потребностей, от всех других предметов. На известном уровне дальнейшего развития, после того как умножились и дальше развились тем временем потребности людей и виды деятельности, при помощи которых они удовлетворяются, люди дают отдельные названия целым классам этих предметов, которые они уже отличают на опыте от остального внешнего мира. »
Маркс, т. 19, с. 377

Энгельс обращал внимание на процесс совершенствования физиологич. основы мыслительной и речевой деятельности — мозга и речевого аппарата, органов зрения и слуха.

« Развитие мозга и подчиненных ему чувств, все более и более проясняющегося сознания, способности к абстракции и к умозаключению оказывало обратное воздействие на труд и на язык, давая обоим все новые и новые толчки к дальнейшему развитию. »
т. 20, с. 490

Во всех исторических общностях людей язык является обязательным признаком, хотя и имеет особенности в функционировании и развитии. Для языка родоплеменного общества отмечается устойчивость грамматического строя, единство этногенеза и глоттогенеза — образования родственных языков, основных наречий и диалектов, причем общий язык был «выражением и доказательством общего происхождения» (т. 21, с. 96). Исследуя франкский диалект, Энгельс подверг критике представление об этом диалекте как конгломерате говоров, простой смеси различных племен, объединенных в военный союз под влиянием внешних обстоятельств: в действительности этот диалект был языком самостоятельного германского племени; различия, обнаруживающиеся в период раннего средневековья, либо сохраняли особенности родоплеменного строя, либо возникли в переходный к классовому обществу период — в результате смешения франков с носителями других немецких диалектов; диалект салических франков лег в основу нидерландского литературного языка.

В связи с возникновением классового общества и государства развитие языка стало проходить на определённой территории. Этот процесс рассмотрен Энгельсом на примере истории Древней Греции и Рима, Италии и Германии, южных и западных славян. При формировании национальностей и наций, обусловленном экономическим и политическим развитием общества, решающая роль в сохранении народно-разговорного языка принадлежит массам. В то же время Маркс и Энгельс отмечали роль языка образованных слоев общества и литературного языка, который противостоит народно-разговорному языку, местным диалектам (т. 13, с. 620).

Отмечая две тенденции в национальном вопросе (к национальному обособлению и к образованию многонациональных государств), Маркс и Энгельс отстаивали право наций на отдельное и независимое существование (т. 16, с. 161), выступали против насильственного навязывания официального языка населению (т. 15, с. 247).

Рассматривая образование языков народностей и национальных языков как сложный процесс, имеющий у разных народов свою специфику развития, Маркс и Энгельс писали:

« …в любом современном развитом языке естественно возникшая речь возвысилась до национального языка отчасти благодаря историческому развитию языка из готового материала, как в романских и германских языках, отчасти благодаря скрещиванию и смешению наций, как в английском языке, отчасти благодаря концентрации диалектов в единый национальный язык, обусловленной экономической и политической концентрацией. »
т. 3, с. 427

Материалистическое понимание связи языка не только с обществом, но и с сознанием состоит в том, чтобы объяснить общественное сознание и человеческие мысли как отражение действительности, а язык — как практическое сознание.

Маркс и Энгельс неоднократно критиковали теорию «чистого сознания», «абсолютного духа». Мысль «отягощается» материей, которая выступает первоначально «в виде движущихся слоев воздуха, звуков — словом, в виде языка» (т. 3, с. 29, т. 20, с. 85); общественное сознание — это осознанное общественное бытие, а язык — практич. действит. сознание (т. 3, с. 29). Энгельс писал: то, что «русский крестьянин живет и действует только в своей общине», отразилось в рус. языке в том, что

« одно и то же слово мир означает, с одной стороны, «вселенную», а с другой - «крестьянскую общину». Ves mir «весь мир» означает на языке крестьянина собрание членов общины. »
т. 18, с. 544
Слова, названия, словесные выражения, по определению Маркса, — это «выделение и фиксация в представлении предметов внешнего мира, являющихся средствами удовлетворения человеческих потребностей» (т. 19, с. 381).

«Язык, — писал Маркс, — лишь только он обособляется в самостоятельную силу, тотчас же, конечно, становится фразой» (т. 3, с. 449). Буржуа превращают язык в выражение меркантильных интересов (т. 3, с. 219), формируют свои интересы в форме пустых фраз, сознательной иллюзии, умышленного лицемерия (т. 3, с. 283).

Разоблачая пустые фразы идеалистической философии и буржуазных газет, Маркс и Энгельс боролись за ясный, точный и выразитительный язык, доступный массам. Маркс с удовлетворением приводил слова рецензента «Капитала» о том, что этот научный труд «отличается ясностью, общедоступностью и, несмотря на научную высоту предмета, необыкновенной живостью» (т. 23, с. 19). О языке газет Маркс писал: печать должна говорить о жизни народа не только разумным языком критики, но и «полным страсти языком самой жизни» (т. 1, с. 206).

Язык имеет свою материю и форму. Природной, чувственной материей языка являются членораздельные звуки — звуки конкретного языка (т. 20, с. 489). Этой материей, речью владеет человек конкретного общества. Материю языка составляют и письменные знаки — буквы, иероглифы, пиктограммы (они вторичны и не общенародны). Форму языка образуют слова — правила их образования, изменения и сочетания. Формы языка, как и его материя, функционируют и исторически развиваются по внутренним законам развития языка. Хотя само развитие языка происходит в обществе и вызывается общественными потребностями, в том числе развитием общественного сознания и совершенствованием правил мыслительных операций, изменение форм языка, его материи нельзя непосредственно объяснять экономическими, географическими и другими внешними обстоятельствами.

Для языкознания большое значение имеют высказывания Маркса и Энгельса о специальных методах языкознания и по истории языкознания, особенно — германского и славянского. Энгельс был, по словам Маркса, исследователем в области сравнительного языкознания; Энгельс не только дал образцы сравнительно-исторического исследования, но и дал принципиальную положительную оценку сравнительно-исторического языкознания как исторического фундамента науки о материи и форме языка. Маркс и Энгельс придавали большое значение истории отдельных слов, анализу конкретных форм языка; они же подчеркивали важность системного, логического анализа. Так, значение названия как понимания предмета зависит не только от его первоначального состава, но и от его положения в том ряду, к которому оно принадлежит (т. 20, с. 609).

Маркс и Энгельс придавали большое значение практическому знанию разных языков. И Маркс, и Энгельс владели многими европейскими языками; они писали, что знание языков, умение читать и говорить на них дает возможность знакомиться с экономической, политической и культурной жизнью страны по оригинальным источникам, «читать самые трудные произведения классического автора» (т. 36, с. 46), например Данте, Сервантеса, Кальдерона, Пушкина. Интерес к России и русскому языку был вызван тем, что уже в 1882 она представляла собой «передовой отряд революционного движения в Европе» (т. 19, с. 305). Русский язык, по словам Энгельса, «всемерно заслуживает изучения и сам по себе, как один из самых сильных и самых богатых из живых языков, и ради раскрываемой им литературы» (т. 18, с. 526).

Библиография

  • Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3, с. 24, 29, 283-84, 427-28, 443, 448-49, 451;
  • Маркс К., Замечания на книгу А. Вагнера «Учебник политич. экономии», там же, т. 19, с. 377, 381;
  • Конспект книги Льюиса Г. Моргана «Древнее общество», там же, т. 45, с. 243, 249, 252-54, 259, 274, 285-88, 291, 293, 296, 310-12, 324, 327, 333-36, 366;
  • Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20, с. 85, 334-44;
  • его же. Диалектика природы, там же, т. 20, с. 346, 357-58, 422, 486- 96;
  • его же, Как не следует переводить Маркса, там же, т. 21, с. 237-45;
  • его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21, с. 96-97, 104, 146-47, 151;
  • его же, Франкский диалект, там же, т. 19, с. 519-46.
  • Энгельс и яз-знание, М., 1972;
  • Дмитриев П. A., Мокиенко В. М., Классики марксизма-ленинизма и слав. филология, Л., 1982;
  • Онтология языка как общественного явления, М., 1983;
  • Петр Я., К. Маркс, Ф. Энгельс и славянские языки, пер. с чеш., М., 1984;
  • Marx K., Engels F., Über Sprache, Stil und Übersetzung, В., 1974;
  • Petr J., Klasikové Marxismu-leninismu о jazyce, Praha, 1977.

См. также

Ленин о языке


Файл:ЛЭС.png Эта статья была создана, полностью или частично, на основе оригинальной статьи «Маркс К., Энгельс Ф. о языке»
ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО
ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКОГО
СЛОВАРЯ
.
Автором статьи ЛЭС является Кодухов В.И.
Статья может содержать устаревшую информацию.
Пожалуйста, помогите наполнить её знаниями последних лет.
Личные инструменты